СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
1. ПОЧЕМУ ОНИ САМИ СОМНЕВАЮТСЯ?
2. А САМИ ОНИ ЭТОГО НЕ ЕДЯТ!
3. ЗА ЧТО?
4. ЧТО-ТО ТУТ НЕ ЧИСТО
5. ПОМОЖЕТ ЛИ МАРКИРОВКА?
6. КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ СВОЕ ДЕЛО

ВВЕДЕНИЕ

Историческим днем можно считать 14 октября 1980 года. В то утро Фондовая биржа на знаменитой Уолл-Стрит в Нью-Йорке впервые выпустила на торги 1,1 миллиона акций компании «Гентех» по 35 долларов за штуку — цене, которая взлетела через 20 минут до 89. А началось это с того, что биохимик Герберт Бойер и финансист Роберт Свенсон в 1976 году, вложив по 500 долларов каждый, основали «Гентех». Через четыре года каждый стал владельцем акций на сумму около 66 миллионов. Энтузиазм фондового рынка был вызван всего лишь 20 миллиграммами человеческого инсулина, полученного в 1978 году из трансгенной бактерии. С этого дня началась золотая эра биотехнологии, поднявшая фармакологическую промышленность до второй по доходности после компьютерных технологий позиции в американской экономике.

Агрохимические компании ожидали такого же успеха от генетически модифицированных организмов и в сельском хозяйстве. Они выбрали наиболее перспективное направление — устойчивость к болезням, вредителям и гербицидам. Идея выглядела очень заманчиво. Однако, такая политика оказалась недальновидной. Они забыли старое правило «если хочешь продать слона, тебе сначала нужен не слон, а тот, кто его купит». Выбранное компаниями направление было привлекательно для фермеров, а не для покупателей в магазинах. Убедить именно простых потребителей, что предлагаемый товар лучше старого только за счет простоты выращивания оказалось не просто. Этим немедленно воспользовались конкурирующие компании.

Особенно усилилось негативное отношение к генетически модифицированным продуктам после того, как в конце 90-х годов прошлого столетия Европарламент объявил мораторий на ГМО. В то время такая мера была принята ЕС не столько от опасений, что ГМО опасны, сколько от того, что в Европе еще не было собственных трансгенных сортов сельскохозяйственных культур. И, закрыв доступ на Европейский рынок американским продуктам, ЕС, тем самым, защищал собственных производителей сельскохозяйственной продукции. Сейчас трансгенные сорта уже созданы и в Европе.

В 2003 году Европарламент принял 2 закона, отменяющих мораторий и снимающий большинство ограничений на продажу генетически модифицированных продуктов питания. Сейчас в Европе зарегистрировано (т.е. признано безвредными) около 20 трансгенных сортов сельскохозяйственных растений.

Так, что этот вопрос имеет не только чисто медицинскую и экологическую подоплеку.

1. ПОЧЕМУ ОНИ САМИ СОМНЕВАЮТСЯ?

В качестве одного из козырных вопросов «зеленых» является такой: «А вы можете нам гарантировать, что трансгенные организмы будут всегда абсолютно безопасны?» Любой нормальный ученый скажет, что, конечно, трансгенные организмы безвредны и можно гарантировать их безопасность, но предвидеть абсолютно все невозможно. «Ага! -  с победным видом кричат „зеленые“, — значит, вы сами сомневаетесь! Значит, ГМО вредны, а вы от нас скрываете!»

Это производит огромное впечатление на публику — действительно, «зеленые», наверное, правы, они однозначно и четко утверждают ГМО — яд, а ученые не уверены в безвредности ГМО. В этой связи мне кажется уместным процитировать Михаила Булгакова, сказавшего устами доктора Борменталя: «Вы, Шариков, чепуху говорите, и возмутительнее всего то, что говорите ее безапелляционно и уверенно».

На самом деле ни один уважающий себя ученый никогда не будет категоричен. Это в природе исследователя — всегда сомневаться, иначе он не будет ученым. Даже в первом законе Ньютона.

Несколько лет тому назад мне довелось встречаться с директором Центра биотехнологии в сельском хозяйстве и защиты окружающей среды Радгерского университета штата Нью-Джерси (США) Питером Деем. Мне понравилась его фраза: «Проблема в том, что хотя я уверен, что генетически модифицированные продукты безопасны, не могу вам сказать, что они на сто процентов безопасны. Уже сидеть в этой комнате не является стопроцентно безопасным для нас. Хотя вероятность того, что на нас упадет потолок, исключена (наша встреча происходила до 11 сентября 2001 года), однако абсолютно исключить ее нельзя».

Печально известный «народный академик» Трофим Лысенко был как раз очень категоричным. Броско клеймив генетиков — «мухолюбы-че-ловеконенавистники», а генетику — «продажной девкой империализма», он был понятен широким массам, тем более пообещав, что при помощи «марксистской биологии» легко и быстро решит все проблемы сельского хозяйства. Голоса настоящих ученых не были слышны в звуках бравурных маршей. Нынешние экологисты взяли на вооружение приемы недоброй памяти Трофима Лысенко. Навесив новые клейма на генетиков, пообещав спасти мир, правда, не накормив его, подвергли настоящей травле выдающихся ученых. Что ж, как писал Поль Валери: «Если не могут атаковать мысль, атакуют мыслителя». В Украине такая травля началась с публикаций в газетах о вреде картофеля, устойчивого к колорадскому жуку. В них в оскорбительной форме нападали на самых известных в области генетической инженерии растений ученых нашей страны. Их обвиняли в продажничестве американским фирмам и в попытке сделать из Украины полигон для испытания вредных биотехнологий, а из народа подопытных кроликов. Автоматически авторы таких статей причисляли себя к неподкупным борцам за интересы народа Украины и к истинным патриотам. Один из ученых, задетых в этих публикациях, сказал: «Я бы мог подать в суд иск о защите достоинства и чести и выиграть процесс, но это отняло бы у меня слишком много времени. Причем для меня бы это было и хлопотно, и неприятно, а автору статьи только дополнительная реклама».

Похожие рефераты

Страница: 1 2 3